оригинальные картриджи xerox
Get Adobe Flash player

Работа д-ра Стивенсона

Подробности работы доктора Стивенсона во многом схожи с работой детектива, расследующего из ряда вон выходящее происшествие. Только тогда какой-либо случай являлся полностью "раскрытым", когда доктор Стивенсон находил ребёнка с отчётливыми и детальными воспоминаниями о прошлой жизни и мог сопоставить эту историю с биографией (только одного) некогда жившего человека, так, чтобы они полностью совпадали. Для определения этого умершего человека он пользовался термином "предыдущая личность". И наконец, после того, как история верифицирована, доктор Стивенсон проводил другое дотошное исследование, чтобы убедиться в том, что ребёнок не имел возможности узнать детали биографии умершего посредством иных средств (какими бы абсурдными они не казались), кроме воспоминаний из прошлых жизней.

Другими словами, верифицированным можно назвать только тот случай, при котором совпадения представляются весьма убедительными и который можно объяснить, вне всякого сомнения, только воспоминаниями о прошлых жизнях. Доктор Стивенсон хранил в своих архивах более девятисот верифицированных случаев. 

Каждый из случаев начинается тем, что маленький ребёнок (обычно двух или трёх лет от роду) начинает рассказывать о своей прошлой жизни, упоминая названия мест, имена людей, о которых никто из членов семьи до этого времени не слышал, или проявляет странности поведения. В большинстве случаев он описывает детали собственной смерти, часто насильственной. Иногда ребёнок заявляет своим родителям, что он кто-то другой и что у него другие родители, а порой называет имена супруга или супруги и детей, которые живут в другой деревне или в городе, и требует, чтобы его отвезли туда.

Ребёнок обычно начинает настойчиво говорить о своих воспоминаниях на протяжении нескольких месяцев или лет, несмотря на желание членов семьи подавить в нём эту память. Доктор Стивенсон пишет в своих отчётах, что более чем в половине случаев родные пытались подавить воспоминания. Слухи о воспоминаниях ребёнка из прошлой жизни просачиваются из деревни и иногда достигают слуха людей, у которых был родственник, чья жизнь совпадает с историями, описываемыми ребёнком. Эти люди пытаются встретиться с ребёнком, чтобы определить, действительно ли он является воплощением их умершего родственника, или наоборот, родные ребёнка уступают его настойчивым просьбам увидеться со своей семьёй из прошлой жизни и отвозят его в описанное им место.

Как правило, во время первого посещения ребёнок самостоятельно находит дорогу к "своему" дому, безошибочно ориентируясь, шагает по улицам. Он узнаёт прохожих и называет их по именам. Придя в дом своей предыдущей личности, он говорит об изменениях, которые произошли там за время "отсутствия", спрашивает о вещах и людях, которых не хватает в данный момент, а также вспоминает некоторые факты из жизни семьи, о которых не знает никто из посторонних. Обо всём этом говорится с точки зрения умершего. В некоторых случаях он вспоминает о потайных местах хранения золотых вещей или ценных бумаг, а также о семейных скандалах, которые хранились в полной тайне от окружающих. Самое удивительное, ребёнок ничего не знает о том, что произошло в семье после смерти предыдущей личности. Память словно застыла во времени. Изменения постройки и комнат, перемены во внешнем облике родственников и друзей прежней личности, которые произошли после смерти, - всё это в новинку ребёнку и часто ставит его в тупик.

Когда доктор Стивенсон приезжает, чтобы ознакомиться каким-то случаем, он вначале делает всё возможное, чтобы опровергнуть воспоминания ребёнка. Используя техники дознания, заимствованные им из судебной практики, учёный проводит "перекрёстный допрос" ребёнка, членов его семьи, родственников предыдущей личности и остальных свидетелей, пытаясь выявить малейшие разногласия в их свидетельствах. Он отказывается принимать рассказы из вторых рук и настаивает на том, чтобы с ним говорили только прямые свидетели. Без ведома семьи он находит и опрашивает других жителей данной местности, не связанных с этим случаем непосредственно и способных дать нелицеприятную характеристику прямым участникам истории.

Доктор Стивенсон делает всё возможное, чтобы избежать ошибок: если он не знает местного языка (а он владеет пятью языками), то пользуется во время интервью услугами двух, а иногда и трёх переводчиков. Кроме записей, которые интервьюеры делают у себя в блокнотах, вся беседа фиксируется на магнитофон, участники драмы фотографируются, а также собираются твёрдые свидетельства: письменные записи и данные метрик. Он переписывает и приводит в порядок первичные записи в первые же дни после визита, а также тщательно строит хронологию открывшихся воспоминаний, проверяя их на наличие сбоев и пробелов.

С той же дотошностью он реконструирует драму на основании показаний прямых свидетелей, присутствовавших при первой встрече ребёнка с семьёй предыдущей личности. В первую очередь здесь он пытается определить, не получил ли ребёнок каких-либо случайных сведений. Он проверяет каждый факт, который помнит ребёнок о предыдущей личности. В среднем 90 процентов заявлений проверяется во всех этих завершённых случаях. Затем он проверяет возможность контакта между этими двумя семьями, даже самого отдалённого. Он прилагает все усилия, чтобы обнаружить иные пути получения информации ребёнком, кроме воспоминаний.

При публикации своих наблюдений доктор Стивенсон не допускает никаких сырых фактов, которые могли бы снизить научную ценность исследования. При изложении случаев он оговаривает все "за" и "против" любых возможных погрешностей или получения информации обычным путём. Таким образом, доктор Стивенсон является последователем строгого эмпирического метода.

Например в своей книге "Двадцать случаев, свидетельствующих в пользу реинкарнации", доктор Стивенсон приводит такую историю. Мальчик по имени Пармод из Индии, которому было два с половиной года, стал рассказывать родителям о том, что был владельцем большого магазина, торговавшего газированной водой и бисквитами. Этот магазин находился в другом городе. Когда родители отвезли его в этот город, мальчик сразу же привёл их к "своему" магазину и показал, как привести в действие аппарат с газированной водой, который предварительно отключили, чтобы проверить его знания.

Другой малыш - трёхлетний Мишель Врайт из Техаса (США) поразил свою мать специфическими деталями об автомобильной катастрофе, во время которой, по его словам, он погиб. Жизнь, о которой он вспомнил, совпала с биографией близкого друга матери, её одноклассника, о котором никто не упоминал в семье. Этот человек умер в автокатастрофе точно так же, как описывал маленький Мишель.

Доктор Стивенсон в своих тщательно выверенных академических трудах попытался дать ответ на глобальный вопрос, волнующий человеческий ум с незапамятных времён: "Что остаётся от нас после того, как умирает тело?" Благодаря его невероятным усилиям, многочисленным экспедициям в поисках истины, впервые в истории науки мы получили на этот вопрос обоснованный ответ - факты, свидетельствующие о перевоплощениях. А значит, наша жизнь, продолжается после смерти тела.

Ян Стивенсон работал доктором медицины и психиатром, но ещё в начале своей научной карьеры он разочаровался как во фрейдистском психоанализе, так и в бихевиоризме. Ниспровергатель авторитетов, он отверг обе теории, считая их ограниченными, ошибочными, ненаучными и способными завести в тупик. И это тогда, когда они считались столпами науки и были столь популярны в обществе высоких интеллектуалов. 

Он начал изучать другие теории развития личности, и это привело его к парапсихологии. Парапсихология - это отрасль науки, в которой производится поиск объективных доказательств высших возможностей человека, таких, как телепатия или левитация, а также свидетельств того, что смерть не является концом существования человека, свидетельств необычных явлений, таких, как полтергейст, - иными словами, всего того, что отказывается признавать консервативная ветвь психологии.

Пересматривая литературу по психологии, доктор Стивенсон натолкнулся на несколько отдельных сообщений о воспоминаниях прошлой жизни у детей. Заинтересовавшись этим вопросом, он решил копнуть глубже и обнаружил сорок четыре подобных сообщения, появлявшихся в газетах, книгах и журналах за последнее столетие. Обо всех случаях сообщалось как об аномалиях - захватывающих историях и необычайных происшествиях, которые не представляли интереса для науки, будучи взятыми в отдельности.

Но начав анализировать и сопоставлять эти случаи, Стивенсон обнаружил, что они во многих случая схожи. Выявленные совпадения убедили его в аутентичности историй и побудили провести собственное исследование. Учёный увидел возможность объединить эти случаи и, прибавив новые доказательства, заявить о возможности перевоплощений. Никогда прежде не предпринималась попытка провести систематическое изучение воспоминаний детей о прошлых жизнях.

В 1961 году он отправился в Индию, чтобы исследовать единственный новый случай, а также найти подтверждение ранее опубликованным сообщениям. Сразу по прибытии его ожидал сюрприз - страну облетела весть, что американский профессор приехал в Индию, чтобы собирать сообщения о воспоминаниях из прошлых жизней. Это было неожиданно и приятно, как помощь свыше. Тут же к нему стали являться люди с новыми историями. В течение первых пяти недель его вниманию было предложено не меньше двадцати пяти случаев, которыми профессор заинтересовался. Через три года их набралось около четырёхсот. Это было только начало проекта, которому он посвятил все последующие годы. Стивенсон стал упорно разыскивать всё новые и новые случаи спонтанных воспоминаний, попутно совершенствуя методы поиска. Вскоре иные исследователи пошли его путём, подтверждая результаты. Доктору Стивенсону сейчас за семьдесят, но и в эти годы он задаёт тон в исследовании проблемы реинкарнации.

Самым блестящим новаторством Яна Стивенсона, пожалуй, является то, что он обратился к маленьким детям за получением доказательств перевоплощений. Когда воспоминания о прошлых жизнях появляются у взрослых людей, то очень трудно доказать их подлинность, так как (говорят скептики) они могли почерпнуть все эти факты из книг, телевидения, других средств информации. Память же ребёнка довольно чиста, не тронута мирским опытом. Потому изолированные воспоминания, которые можно отнести лишь к прошлой жизни, намного легче идентифицировать у маленьких детей.

Доктор Стивенсон ограничил поле своих исследований только спонтанными воспоминаниями, когда дети начинали говорить о прошлых жизнях лишь по собственному желанию, не будучи спровоцированными на это никакими замечаниями. Это исключало возможность применения гипноза и иных техник охоты за воспоминаниями, за которые исследователей критикуют скептики, аргументируя это тем, что при гипнозе возможно внушение определённых идей.

Само количество случаев, систематизированных и опубликованных доктором Стивенсоном, является весьма весомым доказательством. Суммарная сила приведённых случаев способна компенсировать с избытком любую погрешность отдельных деталей.

Давно устоявшийся принцип научного подхода гласит: совпадение общего рисунка множества случаев является более убедительным доказательством, чем самые надёжные данные, полученные из отдельных источников. Если растущее число случаев, полученных другими исследователями, несёт на себе тот же рисунок, - доказательство является практически неоспоримым.

За тридцать пять лет с момента приезда в Индию доктор Стивенсон осуществил впечатляющий объём работ. Им и его коллегами собрано около 2 600 случаев из различных культурных и религиозных сред мира.

Опубликовано множество работ на эту тему, среди них: "Двадцать случаев, свидетельствующих в пользу реинкарнации" (в оригинале - Ian Stevenson, "Twenty Cases Suggestive of Reincarnation". Charlottesville, University Press of Virginia, 1974), "Дети, которые помнят свои прошлые жизни" (в оригинале - Ian Stevenson, "Children Who Remeber Previous Lives". Charlottesville, University Press of Virginia, 1987) и другие.